На главную
Поиск:
Логин:
Пароль:
 
Забыли пароль?
 

Фотоотчет недели


Вьетнам (Вьетнам - Ханой)
Автор: АндрейМ
Фотографий: 15
Просмотров: 3506

Шокирующая Испания

Улица живых скульптур 

В Барселону мы с сестрой приехали рано утром и сразу отправились к нашему общему знакомому по учебе в Москве Хосе. Он очень обрадовался встрече, накормил нас и предложил отдохнуть пару-тройку часов, пока сделает свои дела. Когда Хосе пришел, тут же поинтересовался, куда бы мы хотели пойти в первую очередь. Естественно, посетить Саграда Фамилия — огромный собор, главную достопримечательность Барселоны, которую мы мечтали увидеть с самого отъезда из Москвы.  Хосе улыбнулся и кивнул.

Стояло лето и туристический сезон был в самом разгаре. Пока мы оглядывались на прохожих, изучали витрины магазинов и дома, Хосе вывел нас на улицу, чем-то напоминающую Арбат. И тут перед нами появились несколько человек, покрытых серебряной краской. Они изображали статуй и периодически меняли позы.

Неподалеку стояли еще такие же «памятники», выкрашенные кто в серебряную, кто в бронзовую краску, а на ком-то были даже одеты маскарадные костюмы.

«Кто это?», — спросили мы

«Это живые скульптуры. Не находите, что они весьма экстравагантно зарабатывают себе на жизнь», — сказал Хосе улыбаясь.

По дороге мы насчитали больше десяти живых скульптур и скульптурных композиций из одного и даже трех человек. Некоторые из них стояли неподвижно и благодарили за брошенные монеты парой заученных движений.

Другие бесцеремонно пытались вовлечь прохожих в свою несколько мимическую игру.

«Они зарабатывают почти 3000 евро в месяц! Причем их зарплата не облагается налогами. Да, неплохой бизнес», — как бы самому себе сказал Хосе.

Власти Испании относятся к живым скульптурам вполне мирно, но есть и свои требования: «рабочее место» не может занимать больше полутора метров, а  расстояние между «скульптурами» должно быть не больше пяти. За краской и масками мы, конечно, не могли разглядеть лиц уличных актеров, но Хосе сказал нам, что среди них почти нет испанцев. В основном это латиноамериканцы, которые приезжают в Барселону на сезонные заработки.  

«Осколок скалы» в центре города 

Продолжая гулять по улицам Барселоны, примерно через час с лишним мы вышли к Саграда Фамилия — знаменитому творению испанского архитектора Гауди, которое строится до сих пор. К архитектору Гауди барселонцы относятся примерно так же, как мы к художнику Репину с той лишь разницей, что Репина можно увидеть в картинной галерее, а дома Гауди — по всей Барселоне.

Производят они, прямо сказать, сказочное впечатление — непривычные «колючие» и вместе с тем диковинные формы, которые непонятно как сохраняют устойчивое положение. Интересно, как чувствуют себя люди, живущие в таких домах?!

Когда мы вышли к Саграда Фамилия, то первое впечатление от собора было как от куска огромной скалы, торчащего среди маленьких домов на узких улочках. Ведь высота строения — почти 200 метров, поэтому, когда запрокидываешь голову, кажется, что шпиль собора достигает неба. Впечатление жуткое и вместе с тем грандиозное. Вероятно, и сам Гауди получал неконтролируемый эмоциональный всплеск от созерцания собственного творения. А иначе как объяснить то, что неподалеку от собора, видимо о чем-то задумавшись,  архитектор не заметил приближающегося к нему трамвая, под колесами которого, к сожалению, он и погиб 7 июня 1926 года, прямо в национальный праздник — День республики. 

Проведя около собора больше получаса, обходя его со всех сторон и изучая причудливый орнамент, мы почувствовали, что подустали от пеших прогулок, да и подкрепиться нам тоже не мешало. Хосе предложил поехать к нему на трамвае, чтобы по пути продолжить осмотр Барселоны. Любопытно, что барселонские трамвайчики очень сильно отличаются от наших. Они напоминают маленькие поезда, состоящие из четырех вагончиков, соединенных «гармошкой». Как снаружи, так и внутри у испанских трамваев суперсовременный дизайн, что очень приятно. И еще одна особенность — в кабине водителя, на панели управления справа и слева от его рук установлены видеомониторы. Они заменяют зеркала заднего вида, так что испанский вагоновожатый всегда смотрит только вперед.

Минут за двадцать доехав до дома и вдоволь налюбовавшись на солнечные улицы Барселоны, не оставив без внимания  еще несколько проплывших мимо сказочных домов Гауди, мы устроили себе маленький пир и отдых, после которого Хосе обещал нам сюрприз. Позже выяснилось, что мы приехали в Испанию как раз накануне Фестиваля цветов, который должен был состояться в расположенном неподалеку от Барселоны курортном городке Ситжес. 

Священные ковры из цветов 

Через пару дней мы поехали в Ситжес. Хосе сказал, что там можно неплохо искупаться. И это действительно так. Ведь Ситжес (Sitges)  находится на берегу Средиземного моря и является одним из самых дорогих курортов Каталонии. Здесь около 20-ти пляжей и масса 4-х звездочных отелей. Но нас, конечно, заинтересовало не это. Хосе не случайно повез нас в Сиджес 22 июня. На следующий день там должен был состояться Фестиваль цветов. Всю дорогу от Барселоны, а это порядка 30-ти километров, Хосе рассказывал нам, как один раз принимал участие в таком фестивале. Это нас весьма удивило.

«Хосе, неужели Вы увлекаетесь флористикой?»

«Да нет что Вы! Дело в исконной набожности каталонцев, которая со временем превратилась в красочное шоу. Просто 23 июня испанцы обычно празднуют Corpus Christi — Праздник Тела Господня. Специально к этому дню каталонцы «ткут» в Ситжесе цветочные ковры из гвоздик. Так вот, мои родители были очень набожны и как-то, раз не только решили взять меня вместе с собой на Фестиваль цветов, но и остались там ночевать накануне, чтобы вместе со всеми «соткать» один такой ковер…» 

Когда мы с Хосе приехали в Ситжес, то тут же пошли обедать, поскольку утром пили только кофе с булочками, а потом — до встречи с Хосе — на еду просто не оставалось времени. Пока мы ели столь любимую испанцами рыбу, Хосе махнул рукой в сторону улицы за окном: «Завтра вот здесь будет река цветов, людей будет море, а какие картины из этих цветов выкладывают — такого даже в Прадо нет!»…

И, правда. На следующий день на некоторых улицах Ситжеса было просто не протолкнуться. Почти во всю ширину и без того узких улиц были разложены цветочные панно из гвоздик, живописно иллюстрирующих разные сюжеты из Нового Завета. Больше всего поражало то, насколько виртуозно разноцветными лепестками выложены фигурки людей, на которых  были видны даже лица. Некоторые цветочные ковры, которые, как сказал Хосе, по-испански называются «катифас», достигали в длину нескольких километров, устилая улицы от первых до последних стоящих на них домов. Ковры были огорожены ленточками, вдоль которых бесконечным потоком шли туристы.

Ярко светило солнце и после прогулки по переполненному людьми городу мы отправились на пляж. Во второй половине дня Хосе повез нас в Мадрид, где мы должны были провести с другом Хосе — Томасом еще пол дня, оставшихся до нашего отъезда. 

По следам мадридского экстремала 

Еще лет 15—20 назад, в зеленых московских двориках можно было нередко застать людей пожилого возраста, играющих в домино. Почему-то именно эта картина всплыла перед глазами, когда мы увидели на одной из улиц Мадрида, пенсионеров, катающих по асфальту железные шары. У Томаса наш интерес вызвал улыбку. Как приверженец экстремальных видов спорта, он был весьма далек от столь «скучного», как его назвал, развлечения. Но мы чуть не плача просили его рассказать нам, что же это за такая национальная испанская игра. Оказалось, что в петанк часто играют далеко не только испанцы, но и французы, которым, кстати, и принадлежит идея создания игры. А в своем нынешнем виде петанк популярен в Европе с начала прошлого XX века. Петанк не требует больших усилий, а играть в него можно где угодно. Вот пожилые испанцы и коротают время за игрой в петанк, выбрав местечко поровнее да потише.

Суть игры проста. Нужно бросить металлические шары как можно ближе к деревянному шарику — кошонету. Играют две команды. Какая команда больше наберет очков, та и побеждает. Любопытно, что в петанк играют в основном мужчины, но бывают и исключения. По словам Томаса, его бабушка тоже была не прочь кинуть шар-другой, когда они с дедушкой выходили погулять.  Мы спросили Томаса, а можем ли мы поиграть в петанк, на что он в свойственной ему ироничной манере заявил, что, вообще-то, в планах было идти смотреть башню Пикассо, а в петанк поиграть время еще будет… Не удивительно, что Томас с иронией отнесся к нашему желанию поиграть в «игру пенсионеров». Нам это стало окончательно ясно, когда оказалось, что башня Пикассо для мадридского экстремала — не столько символ Мадрида, спроектированный автором печально известного торгового центра в Нью-Йорке, сколько возможность взять башню штурмом с помощью альпинистского снаряжения. Правда, Томасу не суждено было совершить «восхождение» на небоскреб. Едва ему удалось преодолеть 10-метровую дистанцию, как его сняли со здания пожарные, а уже поджидавшая внизу полиция забрала в участок. Но Томас все равно был горд своим несовершенным подвигом и нам, надо сказать, было приятно, что имеем дело с таким бесстрашным кабальеро. Когда самолюбие Томаса было вознаграждено нашим действительно неподдельным восторгом, мы отправились в Прадо — один из самых знаменитых в мире музеев. Потом гуляли по Мадриду, ходили в кино и сидели в уличном кафе на Пласа Майор, где когда-то проходили уличные бои быков и городские карнавалы.

Ближе к полуночи, ужасно уставшие оттого, что больше 8 часов бродили пешком по огромному городу, мы простились с Томасом, предварительно обменявшись адресами, телефонами и никами в Skype, и поехали в аэропорт Барахас.  Когда самолет набирал высоту, вдруг вспомнилась испанская поговорка «Мадрид можно променять только на Небо, да и то, если там будет дырочка, в которую можно будет на него смотреть». Так можно сказать не только о Мадриде…

 
Назад